Get Adobe Flash player

В Эстонии дзюдо входит в тройку самых результативных видов спорта: наши дзюдоисты завоевали более 20 медалей на Олимпийских играх, чемпионатах мира и Европы. Прибавим к этому еще десятки медалей с Кубков мира. Но как обстоят дела со сменой? Ведь дзюдо – это такой вид спорта, технические основы которого необходимо освоить уже в детстве.

В Таллинне существует уникальный спортивный клуб дзюдо для самых маленьких спортсменов – Tоni Judokool, в котором есть даже группы, где малыши занимаются вместе с родителями. Здесь воспитывают и тренируют свыше 350 дзюдоистов с трех до двенадцати лет, причем разных национальностей: и со всеми тренер Тони Эйландт, владеющая русским наравне с эстонским, находит общий язык.

Работа с юными спортсменами имеет особую специфику, и сэнсэй должен быть не просто мастером своего дела, но и педагогом. В Эстонии по-настоящему умели тренировать детей две глыбы эстонского дзюдо: Андрес Лутсар и Юрий Саакян. Тони, сама профессиональный педагог, в свое время училась у этих знаменитых тренеров. А потом пошла еще дальше: углубляясь в мир именно детского дзюдо, показала, как важно опираться на помощь родителей. Для детей необходимо создавать игровое начало, тут помогает музыка и пение самого сэнсэя, ритуалы, основы японского языка, красивый зал.

В этом клубе у детей кимоно оранжевого цвета, которые спроектировала и собственноручно сшила Тони. Тренер создала и первые учебные фильмы о детском дзюдо. Для малышей она первой начала проводить состязания по сумо, поскольку имеет квалификацию и по этому виду спорта.

Путь к себе

Но предоставим слово самой Тони.

– Каков был ваш путь к созданию собственной школы?

– Меня долго уговаривали начать тренировать детей, Индрек Пертельсон (двукратный призер Олимпийских игр в тяжелом весе – прим. ред.) проявил завидное упорство. В итоге уговорили набрать одну группу, две тренировки в неделю. В середине сентября 1995 года в рядок сидели девять ребят, а в феврале уже были две полные группы. Через год у меня были четыре группы – около 120 детей. И я поняла, что это именно то, чего мне не хватало в жизни: все последующие годы ловила себя на мысли, что я счастливый человек. Мне нравилось планировать и воплощать в жизнь задуманное, причем я была довольно свободна в выборе – лагеря, мероприятия, методика тренировок, дальнейшее образование... У меня были хорошие коллеги, мне нравилось работать в клубе Пертельсона. Он – незаурядная личность, целеустремленный, мужественный человек. Но время шло, и я из всего этого выросла.

– И вы решились на создание своей школы – не побоялись ответственности?

– Надо было идти дальше, а без собственной школы я этого пути не видела. Индрек тоже вырос, ему предложили место спортивного директора Европейского союза дзюдо. Он много отсутствовал, наша малышня ушла для него на задний план, что меня очень задевало. Вот так и получилось... Создавать что-то совсем не трудно: нужно иметь четкое представление о том, чего ты хочешь, трезво оценить ситуацию и свои возможности. Ну и, конечно, капельку дерзости. Вынашивая идею о собственной школе, я поняла, что лучше меня никто этого не сделает.

Но создать свой клуб оказалось не так-то легко. У нас дзюдо для детей в клубах всегда было низшей подготовительной ступенью, а не чем-то самостоятельным. Считалось, что в каждом «настоящем» клубе должен быть чемпион Эстонии или – еще лучше – мастера международного уровня. А тут, видите ли, одна дама, никакая не чемпионка, желает возглавить целую школу?! А то, что эта дама – педагог, постоянно повышающий квалификацию в Англии, Японии, Финляндии, вроде бы не имеет значения. Определенный консерватизм мужского мышления был налицо.

Еще долгое время настоящие мастера эстонского дзюдо меня не принимали всерьез. Но детям и родителям тренировки нравились, мое умение организовывать детские соревнования и готовность прийти на помощь Федерации дзюдо в любых ее начинаниях повысили мой авторитет. И сейчас все больше тренеров начинают понимать, что детское дзюдо требует немного другого, особого, может быть, даже женского подхода. На сегодняшний день у меня занимаются 357 детей и помогают мне в этом семь профессиональных тренеров.

Занятия и что-то еще

– Но школе, кроме тренировок и соревнований, видимо, нужно и еще что-то?

– В течение каждого учебного года мы празднуем День отца, Рождество, Масленицу, День матери, проводим три домашних и два республиканских турнира, а в конце – общий семейный праздник в Куртна в Тембу-Вембумаа, где завершаем наши дела, благодарим родителей и награждаем детей за успешные выступления на соревнованиях. А потом разъезжаемся по лагерям. Летние спортивно-оздоровительные лагеря – это совмещение приятного с полезным. Раз в год навещаем дружественный финский клуб в Вантаа. Эту поездку мы используем и как познавательную, посещая с детьми интересные места в Хельсинки.

– Но детей нужно не только любить, но и воспитывать. Расскажите о ваших принципах, методах.

– Честность, чистота мыслей, бескорыстие объединяют детей всего земного шара. Хочешь с ними ладить – посмотри на мир с высоты их роста. Дети нуждаются в четких правилах поведения, если же они, правила, расплывчаты, не стоит ожидать хорошего результата. Разговаривайте с ребенком как с взрослым и сами ведите себя подобающе, тогда заслужите уважение.

Не надо бояться признавать свои собственные промахи и поражения: дети поймут ваш конфуз и даже помогут выбраться из затруднительного положения. Жизнь проста, это мы сами создаем себе трудные ситуации. Ложь и манипуляции остаются за дверьми, когда я с детьми с глазу на глаз. Они – мои лучшие учителя и друзья. Учусь у них говорить правду и не бояться этого. Соврешь раз, другой, а на третий раз не помнишь, что точно соврал. А потом стыдно.

И еще. В группах всегда есть детки, которых пугает рандори (схватка – прим. ред.), а соревноваться им все-таки нравится. Чтобы использовать потенциал таких детей, предлагаю им тренировки другого склада и даю им возможность проявить себя на спортивном поприще. Ребенок никогда не должен страдать от комплекса неполноценности!

– Вы – человек неугомонный, и у вас вероятно есть еще немало интересных идей?

– В Италии я познакомилась с очень интересным проектом VESI – Volunteering in Europe and Social Inclusion (Добровольчество в Европе и социальная интеграция). Тема касалась работы с гандикап-детьми и взрослыми. Мы побывали в Итальянской ассоциации семей с умственно отсталыми детьми и взрослыми, в спортивных клубах в Кремоне и в Женеве, где проводятся занятия дзюдо с умственно-отсталыми людьми. И у меня родилась мысль организовать такое движение в Эстонии. Проект представляется мне нужным и перспективным, но требует тщательной подготовки и досконального знакомства с соответствующей системой у нас дома. Здесь требуется поддержка городских властей.

– Вы окончили Тартуский университет в 50 лет. Зачем? И откуда черпаете силы?

– Когда человек занят делом, годы не имеют значения. Мамы говорят моим маленьким воспитанникам: «Тони стала бабушкой», а они громогласно протестуют: «Какая бабушка? Тони – наш тренер». А в университет меня привела ответственность. Кто из родителей хотел бы доверить свое чадо тренеру-дилетанту? И конечно же, мне надо было доказать себе самой и всему нашему маленькому миру дзюдо, что я вошла в него не просто так, а с миссией. Слишком часто старались решить мою судьбу неучи и лентяи. Я предпочитаю стоять на земле твердо, на двух ногах.

Справка «ДД»:

Тони Эйландт
Третий дан, четвертая категория тренера по дзюдо.
Образование:
Таллиннское педагогическое училище,
факультет физической культуры и спорта Тартуского университета,
факультет физической культуры и спорта Университета Бата (Великобритания), специальность – элитное дзюдо.
Призер Всемирных игр полицейских и пожарных: бронзовая медаль в абсолютной категории по дзюдо и золотая медаль по пауверлифтингу

Ярослава Чудновская