Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

Художник-витражист Долорес Хофффманн

В 1993 г –Grand Prix на международной выставке мастеров искусств в Лионе, Франция. Работы и выставки в Эстонии, Финляндии, Швеции, России, Германии, Франции, Дании.

За последние десять лет началось бурное строительство Таллинна, преобразился и Старый город, вернее его улицы и дворики.

Улица ремесел, на которой находится ваша витражная мастерская вызывает у прохожих восхищение и любопытство. Почему мы раньше не видели ее ?

 

С 15 века эта узкая улочка являлась внутренней улочкой Доминиканского собора, там находилась церковь, сам монастырь и мастерские. Бытует легенда, что в предбаннике нашей витражной была кухня, в которой варили на продажу шесть сортов пиво. Так было.                              И вот конец советских времен, начало перестройки,  непроходной двор, вернее тупик, а в том месте, где мы сейчас находимся- прачечная и кинолаборатория. У руководителя ансамбля « Линнамуусика» Тайво Нитвяге, основателя фонда «Хередитас» возникла идея возрождения средневековой улицы. Они играли старинную музыку, а я занималась старинным искусством. Я всегда мечтала иметь мастерскую с открытыми дверями, куда с улицы могли прийти люди, чтобы увидеть процесс создания витража, так работали в средние века.                     Витраж родился в христианской церкви, в 8-10 веке.

Люди  несколько тысячелетий делали флаконы, бутылки, но не умели делать плоское стекло. Античный храм был без окон, а когда христианство двинулось на север, тогда появилась надобность в остеклении окон и начали выдувать большие бутыли, надрезая дно и горлышко, даже сейчас на некоторых фабриках вручную делают такие работы. Оконное, листовое окно изобрели лишь в 17-ом веке. Из храма витраж перешел в монастырь, потом в королевские, затем графские покои, к богатым людям. Витраж ценился дороже ювелирных изделий, потому что он одновременно был и ювелирным изделием и объектом архитектуры. Свинец же знали с давних пор и первоначально его вплавляли в стекло, но результат был плачевный,  т.к. стекло трескалось, а впоследствии свинец  стали раскатывать в ленты, чтобы своими крылышками они держались за стекло. Краску для нанесения рисунка на витраж изобрели в девятом веке, тому свидетельства записи монаха Теофила и, что интересно, состав ее до сих пор не изменен -берут окись железа или меди и добавляют стеклянный порошок, он вгорает в стекло до того, как стекло расплавится. До нас дошли одни из первых витражей с цветным изображением Христа и краска сохранилась!

Когда улица вновь ожила?

 

 

Средневековый город выглядел так: на верхних этажах был склад, на втором жили сами ремесленники, а на первом, внизу эти ремесленники трудились. Мы с Тайво начали мечтать о воссоздании такого уголка в современном Таллинне, чтобы снова вернуть дух ремесел в город. В фонд «Хередитас» были вовлечены деятели культуры, такие, как Михаил Лотман, поэтесса Дорис Карева и др. Фонд этот арендует  принадлежащие городу все помещения на этой улице «Катариинакяйк». С 1992 года мы начали работать и улица ожила, привлекая к себе внимание туристов, прохожих, школьников, покупателей, людей интересующихся искусством,                                      и… предприимчивых бизнесменов, которые только и жаждут купить с потрохами всю улицу оптом  для увеселительных заведений.

Кроме вашей витражной мастерской, что еще находится на этой улице?

 

Ювелирная мастерская, шляпная, одеяло-лоскутная, кожевенная, текстиль, керамика, стеклодувы, итальянский ресторанчик, который, как и в прежние времена, исполняет роль корчмы. Все эти помещения вытянуты вдоль монастырской стены. Надо отдать должное  мастерским – они с большой бережностью отнеслись к средневековым камням и не пытались осовременивать и штукатурить. Чтобы наша витражная могла заработать, пришлось приложить максимум усилий, как моральных, так и материальных. Отсюда вынесено тонны мусора, 1992 год мы перезимовали без окна, не было денег, чтобы застеклить его. Все это время мы делали витражи. Мы работаем, чтобы работать, может быть и живы этим. Как-то, на заре нашей деятельности, зашел к нам экономист, академик Бронштейн и сказал: «Смотрю на вас долгое время и поражаюсь, как это вы еще не обанкротились, а даже процветаете, на витринах витражи, полно народу, молодцы!» А я ему говорю, что мы живы своим трудом, а если бы мы хотели зарабатывать миллионы, то давно обанкротились. Люди советского уклада жизни не привыкли приобретать искусство,  не было культуры, навыка, да и денег. И у нас тоже не было имени, нас никто не знал, но вскоре начали поступать очень серьезные заказы. Предложили сделать витраж  церкви в Хельсинки аж двадцать пять квадратных метров, работали два года, потом появился заказ из Стокгольма, Дании и дело пошло…Для одиннадцати церквей Эстонии разных конфессий мы сделали витражи, в том числе и для синагоги в Таллинне. Кстати, что немаловажно, мы церквам делаем большую скидку.

 

Какими способностями должен обладать мастер витража?

 

Он должен влюбиться в это искусство. Я совсем не шучу,  равнодушный человек, просто не способен будет выразить замысел художника. А пришедшим посетителям так и говорю: «Посмотрите на мастера, его руки волшебные, он не просто режет и собирает стекло, он создает произведение искусства.» Мастер должен владеть чувством ритма, его работа- не прямая линия, он должен обладать внутренней, а не мускульной силой, точностью, иметь колоссальное терпение и  физическую выносливость,  работая целый день стоя. Главный наш мастер, можно сказать, профессор в своем деле,  Борис Мореев вернул витраж в Эстонию. В советские времена в Таллинне уже давно не делали витражи, их создавали в Риге и Вильнюсе. С 1975 года мы с мастером Мореевым стали возрождать это старинное искусство, его руками сделаны почти все витражи в Эстонии, а сегодняшние мастера – его ученики. Появляется много желающих освоить эту старинную профессию, но мы никого со стороны не берем. Витраж не должен быть камерным, иначе он превратится в елочные игрушки, которыми изобилуют сувенирные лавки города. Техника витража только со стороны кажется легкой, но это ошибочное мнение и только тот, кто с самого начала процесса до конца проследит за работой,  сможет оценить сложный труд этого искусства. В работу мастера входит также установка витража, а это требует еще смелости, нередко наши витражи приходится устанавливать на самой верхотуре церквей. Алексея, нашего мастера, сама судьба привела к нам. Этого красивого молодого человека мы испытывали несколько месяцев не только на виртуозность его рук, но и на кротость характера. Не получая ни копейки денег, три месяца, с утра до вечера, он учился, резал впустую оконные стекла, не ропща и не сетуя на нас, своих мучителей. Сегодня, спустя три года, Алексея можно назвать Мастером, он чувствует сопричастность с нашим общим делом. Теперь он заслужил и увековечивания, лик одного из святых для Таллиннского собора я писала с натуры нашего Мастера, а теперь хочу запечатлеть на витраже и его маленькую дочь в образе младенца Моисея. На церковных витражах вместе с фамилией художника обязательно стоит имя мастера и через семьдесят- восемьдесят лет, когда будут реставрировать эти работы, заменяя свинец, благодарные потомки вспомнят и его.

 

Вы сохранили для будущего поколения искусство витража, но у меня создается впечатление, что на этом  свою миссию не исчерпали?

 

Иной раз я думаю, как в средние века, насыщенные войнами и жестокостью, люди создавали уникальные произведения искусства, в том числе и витражи? Главным в витраже есть не цвет, а свет, т.е. цветной свет и это нечто эмоциональное, сильнодействующее, аппелирующее к подсознанию, родственное с музыкой. Из дворцов витраж пошел дальше, стали строиться города и он, витраж, дошел до самого низа. Кстати, наш Таллинн весь был в витражах; церкви, ратуша, дома богачей и бедняков. Когда появилось оконное стекло, оно начало вытеснять витраж  и, прежде всего, своей дешевизной, витраж остался элитным видом искусства. Исторически витраж вытеснил фрески, вошел в храм и соединился со скульптурой. Самое глубокое искусство всегда создавалось в архитектуре. Станковая живопись родилась в 15 веке. Художники итальянского Возрождения писали портреты на досках. Да и сегодня станковая живопись лучше выглядит в архитектурной среде. В старину обоями в домах были фрески, на них писали, их штукатурили. Цивилизация развивается дальше, архитектура становится более функциональной и дешевой, дойдя, таким образом, до наших ласнамяских домов. Но витраж не исчез.  Как я уже говорила, он стал доступен и нашим современникам. Диапозон  интерьров с витражами очень широк: от ванных комнат и кабинетов мини-витражей до фигуративных и орнаментальных композиций в церквах различных конфессий и в общественных зданиях.

Как может развиваться ваша витражная галерея?

 

Мы существуем уже двенадцать лет. Наши работы востребованы не только в Эстонии, масса туристов из разных стран приобрела у нас витражи, а некоторые, купив один, заказывали еще.  Мы стали оформлять своими работами кафе, рестораны, частные дома. Сегодня витраж видоизменяется, в конце 19-го века появились лампы тиффани, которые изобретены в Америке, это уже новая технология с использованием фольги. Витраж имеет удивительную функцию- затрагивать человеческий мозг игрой света. Витраж – это то искусство, которое больше всего ближе к музыке, ведь можно сделать и бесцветный витраж, преломленный черными линиями свинца.

Я тридцать три года преподавала в Академии Художеств такой предмет, как композиция живописи в архитектуре. За эти годы я отдала свои знания очень большому количеству студентов, многие из них разъехались по белому свету, но истинных последователей, к сожалению, не создала. Для меня витраж  -это и живопись и графика и искусство света и та же музыка, он очень сложный вид искусства и требует полной отдачи. Обывательское мнение, что искусство находится только в Эрмитаже или Лувре, конечно же, однобокое. Желательно, чтобы  искусство постоянно находилось бы среди нас. Я хочу, чтобы наша мастерская стала очагом внедрения искусства в архитектуру и быт, начиная с храмов, общественных зданий, частных домов, заканчивая кухнями, ванными и туалетными комнатами, бассейнами.                                                                                                       Я привлекла к этой работе молодого талантливого дизайнера и витражиста Катрин Брук, которую, как и меня интересует искусство в интерьере. В ее задачу будет  входить не только дизайн, но и помощь в подборе и расстановке предметов искусства в помещениях, она будет привлекать художников разных жанров, в том числе мастеров по фреске, ковке по металлу, гобелену, батику и др. Уже сегодня в нашей мастерской- галерее успешно проходят выставки- продажи эстонских художников. Как бы город не пренебрегал нами, но его представители ведут к нам на экскурсию гостей, включая именитых, даже первых лиц иноземных государств, которые не устают восторгаться ремеслами нашей улицы. В средние века на дверях дома делали витражи –гербы, т.н. фонари, а совсем недавно посол одной иностранной державы, заканчивая свою миссию в Эстонии, заказал витраж для дверей своего дома, чтобы увезти на память искусство Старого Таллинна.

Основные работы Долорес Хоффманн в архитектуре:

Церкви Вальяла и Кихельконна на Сааремаа, Эстония.

Витражи в министерстве охраны природы,Таллинн.

Таллиннская телебашня, вестибуль, аэропорт.

Таллиннская бюро бракосочитаний.

Таллиннская телефонная сеть.

Гостиница в Санкт- Петербурге\

Церковь Пюхавайму в Таллинне, ризница Домского собора в Таллинне, церкви в Тюри,Тойла,Нарве, Выру, в Хельсинки, Стокгольме.

Здание фирмы «Лукойл», Москва, витражи в частных домах, кафе, ресторанах.