Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

ПАМЯТИ  БЕЗВРЕМЕННО УШЕДШЕЙ АКТРИСЫ.   2010г

 

ВЛЮБЛЯЮСЬ В  МИР

 

Ей  всего двадцать пять, но она говорит, что уже 25… Юля Ботвина – певица в театре «Эстония».

Ее мир- музыка и сцена, а увлечения…

 

Я в детстве никогда не засыпала под звуки колыбельной, мы с мамой перед сном всегда танцевали танго. А первым публичным выступлением стала все же в пять лет колыбельная песня «За печкою поет сверчок». Я исполнила ее с музыкальным ансамблем моего отца перед аудиторией свыше шестисот зрителей. Успех вскружил детскую головку  и я с того самого дня больше не мыслила будущего без музыки и сцены.. Так я стала публичным человеком, пела, танцевала, читала стихи, не пропускала ни одного  выступления ни в детском саду, ни в средней школе. Еще с четырех лет я  начала серьезно заниматься музыкой, потом была детская музыкальная школа, после - училище, а затем уже и консерватория, я и до сегодняшнего дня продолжаю учебу, но теперь уже в магистратуре.

 

Обучаясь музыке вы представляли в какой конкретной области хотите в дальнейшем работать?

 

Я хотела поступать только на оперное отделение, а туда принимали лишь с восемнадцати лет. Мне же в ту пору было четырнадцать, но я смогла убедить педагогов прослушать меня. Репертуар со мной  готовила на подготовительных курсах Елена Игнатьевна Соловьева. Не знаю, что подкупило моих экзаменаторов, то ли русские романсы, то ли оперные арии, а может, скорее всего мое неуемное желание учиться, но они сделали исключение и приняли в училище на оперный вокал. Во время учебы я участвовала в конкурсах  молодых вокалистов

и даже побеждала, поэтому дальнейшая дорога шла прямиком в консерваторию.

Во мне было столько энергии, что занимаясь в училище, я еще одновременно заканчивала школу, играла в театре «Пиноккио» почти десять лет, и ребята, которые прошли через этот театр уже не смогли оставить сцену, снимаются в кино, играют в театре, учатся в театральных вузах. Большая заслуга верности питомцев театральному делу принадлежит руководителю театра Ирине Томингас.

 

 

Увлечение  восточной философией - дань моде? Вам,  лично что дает это учение?

 

…мудрость и силу. Они, эти свойства особенно необходимы молодому человеку. Скажем, если ты оказался в жизненном тупике и кажется, что выхода нет, то может помочь тебе только любовь и прощение. Я на собственном опыте убедилась, что   любовь и прощение  выведут к свету. Я верующий человек, но я не религиозна. Моя вера не в исполнении ритуалов, я вижу в них какую-то театральность.  Музыка заряжает меня той  энергией, которую религиозные люди получают в Храме. Дар, посланный мне Всевышним, я отдаю моим  зрителям и получаю благодарность - происходит взаимообмен.

Кто помог вам определить тембр голоса?

 

О, это очень важно для певицы. Ведь я в училище пела все, что мне нравилось.

После мой педагог в консерватории Надя Курем мне сказала: «Юля, если ты хочешь иметь успех и петь долго, пой свой репертуар». С тех пор я пою арии лирического сопрано. Почти в каждой опере есть такой голос и интересные партии.

Не сужает ли диапазон вашего дарования опера?

Привлекали ли вас другие музыкальные жанры?

 

Я все хочу попробовать. Участвую в мюзиклах, оперетте, там необходимо владение телом, пластикой, а я ведь с детства обожаю танцевать. С девятнадцати лет

я пришла танцевать в кабаре, это специфический жанр из-за близости сидящей публики и требует искренности. Вот джаз и рок я, наверное,  не смогу петь, они предполагают особенные голосовые данные.

Появлялись ли за время учебы сомнения в избранном пути?

 

Меня, как и любого смертного посещает плохое настроение, даже депрессии. Помню, когда пела не свои арии, возникала проблема и с голосом, однажды я долго болела и у меня даже пропадал голос. Но чтобы сомневаться и паниковать- такого я не припомню. Я занялась йогой, чтобы научиться расслабляться от эмоциональных перегрузок, связанных с этой непростой профессией.

 

Испокон веков привыкли думать о профессии оперный дивы следующее: выходит она на сцену и в статичной позе, общаясь с партнером и дирижером, исполняет арии.

 

Что вы, такое понятие уже не соответствует современному оперному театру. У нас уделяется очень большое внимание актерскому мастерству и, конечно, пластике, этой подготовкой мы еще занимались с института. Конечно, каждый театр поднимает планку профессионализма сам, но мы должны быть конкурентно способными актерами и быть готовыми к любым предложениям  от других театров.

Сегодня опера поется на языке оригинала и мы тоже не исключение. Итальянский, немецкий, французский, английский должны быть тебе не чужими. Что касается эстонского, то уже в училище я поняла необходимость его серьезного изучения.

Я с таким усердием учила его, что пройдя экзамен на гражданство, поняла, что мне и сдавать не надо было, т.к оценка в дипломе училища уже давала право получить эстонский паспорт.

С чего начинается работа  оперной певицы над ролью?

 

У меня она начинается со своего взгляда на эту роль. Я долго копаюсь в тексте, пытаюсь найти манок, изюминку, то, что меня роднит с героиней, чтобы выйдя на сцену, я могла задействовать свою память, жизненный опыт, наблюдения.

Параллельно идет работа над вокальной техникой, актерским мастерством, а потом включается работа с оркестром. То, что видит публика – результат огромной работы, длительного процесса от двух- трех месяцев до полугода.

Публика для одних - невидимая толпа, для других – строгий экзаменатор, для третьих – некое сообщество единомышленников. Какое у вас с ней взаимоотношение?

 

Она разная в зависимости от театрального помещения, города, страны. Мне уже посчастливилось за время работы в театре выступать с концертами за рубежом. Участвовала в международном конкурсе мюзиклов в Италии и прошла среди пятисот участников в финал.  В Норвегии, в Германии я пела арии из русских опер: Марфу из Царской невесты, Снегурочку, Тамару из «Демона». Очень интересная немецкая публика, они приходят подготовленными к спектаклю заранее, прочитав не только драматургию, но и биографию автора. Богатая музыкальная культура и традиции воспитали у немцев уже не одно поколение зрителей. Но я знаю одно, какой бы не была аудитория, камерной или большим залом,  к ней надо относиться с уважением, иначе предашь профессию и она тебе не простит.

 

Что для вас дружба?

 

Мнение о дружбе у меня часто меняется, иногда мне кажется, что это самое святое в жизни, но когда тебя обижает и предает твой самый близкий друг, то начинаешь сомневаться- а существует ли вообще такое понятие.  Наверное, друзья детства еще могут претендовать на эту роль, они повзрослели с тобой, могут понять твои переживания и порадоваться успехам. Не знаю, может я просто восторженный, эмоциональный человек, например если мне человек нравится или я влюбляюсь, то не могу скрывать, это чувство меня распирает, я хочу поделиться со всем миром.

За свою короткую жизнь я успела узнать и большую любовь и разочарование и предательство. Знаете, что мне помогает преодолевать эту боль? Сцена!

Я все это вкладываю в судьбы моих героинь, они проживают со мной, любят, ненавидят, страдают…

 

Для чего оперной певице нужна магистратура, некоторые из них не имеют даже высшего образования.

 

Я вообще люблю учиться, а в магистратуру пошла, чтобы отшлифовать свою вокальную технику, выучить полностью роли, не арии, не романсы. Еще  учеба дает возможность участвовать в международных мастер – классах, знакомиться с педагогами из других стран и преподаванием  ими техники вокала. Параллельно я учусь в педагогическом институте

В Эстонии вы себя чувствуете комфортно?

 

Еще несколько лет назад поддавшись общему настроению русской молодежи, я тоже хотела уехать в Европу или в Америку. Но здесь, в Эстонии у меня так все хорошо начало складываться: учеба, театр, дом, родители, которые меня всегда поддерживают, а там надо было начать поиски места под солнцем, снимать жилье и т.д. Нет, трудностей я не испугалась, но вовремя поняла, что «от добра добро не ищут». Я очень люблю Таллинн, с большим удовольствием  хожу на работу, играя и маленькие роли и большую, которую в этом году получила.

Согласны ли вы с определением театру – «террариум единомышленников»?

 

Я бы не стала так характеризовать театр – это безусловно сложный механизм не только в техническом отношении, но и в сообществе людей с разными характерами, дарованиями, эмоциональными личностями.  Мне кажется, что перед тем, как войти в театр, актеру нужно настроиться, отбросить все негативное, погасить в себе злость и раздражение, чтобы с чистыми помыслами приступать к творчеству.