Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

МОИ УЧЕНИКИ ВЗРОСЛЕЮТ  РАНО...

 

С моей попутчицей мы познакомились в летнем круизе, на большом

белом пароходе, который гостеприимно принял всех желающих отдохнуть, познакомиться со скандинавскими столицами. Прекрасная погода, комфорт и хорошее настроение всегда располагают к общению.

Моя новая знакомая  отлично говорила по-русски. На финской границе с готовнотью откликнулась помочь в переводе с английского пожилому пассажиру. А позже, предъявляя свой иностранный  паспорт на мой немой вопрос ответила, что вот уже одиннадцатый год живёт и работает в Израиле.

 

Уезжая из России в Израиль я готовила себя к любой  работе. Но прежде, чем  собирать апельсины, всё же решила применить свою профессию, полученную там. Я преподаватель английского языка и до отьезда работала в институте, обучала студентов языку, который меня так выручил и кормит до сих пор.  Но для того, чтобы подтвердить диплом и получить место учителя в средней школе, я должна была пройти восьмимесячный курс с прослушиванием всех предметов на иврите!  В знаниях своих я была уверена, но была удивлена, что ни  красный диплом, ни квалификация, ни мой опыт не берутся в учёт. С  Божьей  помощью и с огромными усилиями  вынуждена была слушать лекциии на иврите. “Видимо, начались мои испытания на Святой земле”- думала я. Успешно сдав экзамены и получив разрешение на работу,  устремилась на рынок труда. Но  прежде всего взяла в руки справочник и начала  по алфавиту обзванивать школы.  Слухи о дискриминации русскоязычных учителей уже долетали  до меня. Необходимо было только добиться интервью с работодателями. И вот, после этого “своеобразного экзамена” я была принята  в школу, где проработала два с половиной года, так и не получив постоянства.  Снова начала искать рабочее место. Мне подвернулась школа в которой большинство русскоязычных  учащихся и она оказалась моей судьбой, я там работаю уже восемь лет. Школа действительно уникальна, её идею вынашивали члены Сионистского форума, они заботились не только о учащихся, а о создании рабочих мест для учёных и педагогах, выходцах из бывшего СССР. Многие кандидаты и доктора наук, талантливые преподаватели специализированных школ нашли своё применение в стенах этого здания.

А сама идея проекта родилась, как альтернатива израильскому образованию. В Израиле принято больше развлекать детей в начальной школе, и так это продолжается по седьмой класс. Оценки у всех хорошие, дети и родители довольны, учащиеся с удовольствием ходят в школу.  Безоблачная  радость  заканчивается к десятому  классу, сами ученики имеют возможность выбрать в дальнейшем профилирующие предметы. Дети и родители судорожно начинают готовиться  к выпускным экзаменам, они будут сопровождать учеников с десятый по двенадцатый класс. Здесь-то и возникает серьёзная нагрузка, уровень предметов и экзаменов очень сложный. Нервные стрессы и головные боли мужественно разделяют с чадами родители, их кошельки заметно скудеют,  немалые купюры переходят в руки  т.н. “спасителей,” частных репетиторов. Вот и получается, что те семьи у которых есть деньги могут не волноваться за хороший аттестат детей, а значит и за дальнейшее их образование. А остальные?... Именно наша школа и поставила себе целью дать каждому ребёнку возможность и перенести часть нагрузки на младшие классы. Очень  непросто было получить помещения для школы,  своё  здание предоставило профессиональное училище, которое находится в бедном районе города.  Израильтяне испугавшись  наплыву “русских,” сразу же стали забирать своих детей от нежелательного соседства. Кстати, сейчас, когда школа   развивается и завоёвывает престиж,  высокий  процент  выпускников поступает в вузы, к нам  стали  снова  приходить израильтяне. Нас наверное, могут упрекнуть, что наша  школа, якобы похожа на теплицу для новоприбывших,  в отличии от израильских школ имеет  т.н. “мягкую посадку”. Но вспоминая свои лекции на иврите на курсах в самом начале абсорбции, я не могу с этим согласиться. Слишком много проблем и вопросов приходится  решать тем, кто меняет страну и язык. Почему же этим “саженцам”  не  дать  чуть окрепнуть и высадить позже на израильскую землю. В армии и университете дети сами прекрасно абсорбируются в израильское общество. Наша школа муниципальная и деньги мы получаем от  муниципалитета,  ещё есть государственные школы, которых финансирует Министерство образования. Получить постоянство на работе - это вожделенная мечта всех новоприбывших специалистов, и значит - экономическая стабильность.  Государственные школы бесплатные, хотя незначительную часть всё же должны родители вносить. Сюда входят и экскурсии, посещения музеев, театров, планетария. Очень дорогие учебники и каждый год  сумма всё увеличивается. Государство опекает и заботится о детях из малообеспеченных и проблемных семей, учит, даёт какие-то навыки, чтобы они в дальнейшем не стали бы  баластом общества.

Кроме государственных существуют и частные школы. Сейчас направленность частных школ  на Западе претерпела некоторые изменения. Наши прежние представления о частной школе, как элитарной, для представителей обеспеченных слоев и их талантливых отпрысков не всегда соответствует. Конечно, есть школы  для одарённых детей, специализированные. Но сегодня существуют и такие, куда приходят ученики, исключённые за неуспеваемость и проблемы с дисциплиной,  порой не имеющие шанс закончить образование в государственных школах.

В Израиле большое количество религиозных  школ, которые тоже неоднородны. Сегодня они уже бывают с ориентацией на современный рынок, где углублённо изучаются  физика, математика, компьютер. Наряду с этими школами существуют такие религиозные заведения, где основной  акцент делается только на религии. Выпускники таких школ практически неконкурентны на рынке труда, да они и не стремятся быть полезны обществу, игнорируют его, избегают службы в армии.

К, сожалению, некоторые новоприбывшие, польстясь на бесплатное обучение, питание, продлённую группу и другие льготы, заботливо  предоставленные многочисленными зарубежными фондами, отдают детей в религиозные школы.

После окончания школы молодёжь должна пройти службу в армии. В Израиле служат и девушки, только не три года, как юноши, а два.

Армия для израильской молодёжи ещё одна школа, где многие из них обретают профессии, учатся мужеству и находят друзей на всю жизнь.

Если после школы успешный  выпускник хочет сразу продолжить образование в университете, он подписывает с армией контракт.  Это значит, что получив высшее образование, молодой человек  идёт в армию на пять лет, но после двух лет службы  получает зарплату. Олимы, т.е. новоприбывшие имеют возможность два года учится в высших учебных заведениях бесплатно.

Русскоговорящих студентов очень высокий процент обучающихся по стране. Сказываются  несколько факторов: серьёзный фундамент образования, заложенный в стране исхода и ещё  высокая мотивация  молодёжи. В маленьком Израиле пять университетов. Диплом Хайфского техниона ( университета) котируется на одном уровне с Кембриджским и Оксфордским. Предприимчивые “русские” открывают высшие учебные заведения на русском языке, чтобы только прибывшие не чувствовали себя ущемлёнными. Образованию, как и много веков назад, уделяется очень большое внимание. Среди евреев найти беграмотного невозможно, ещё  издревна,  с трёх лет малыш учился азбуке на  испечённых  буквах. А Тора, Ветхий Завет был настольной книгой в каждой семье.

Конечно, высшее образование не дёшево, но есть столько возможностей брать кредиты, растягивать обучение на много лет и т. д.

Специлист с высшим образованием, знающий иностранные языки, как правило, в Израиле получает зарплату намного выше, чем его коллега без этих преимуществ.

Я в своей школе завуч английского обучения. Удержать внимание  всего класса в течении часа в израильской школе довольно трудно.

Дети здесь  раскованны и свободны, не терпят давления и диктата, я называю эти явления иначе- избалованны. Так вот, первое время на мой “русский” метод преподавания смотрели с опаской и с усмешкой. А метод прост, как мир, без дисциплины и внимания урок не провожу. Выводы сделали сами дети, когда почувствовали  интерес к языку и результаты в обучении. Мои ученики -это мои друзья, близкие и родные мне люди. Их успехи или неудачи принимаю близко к сердцу.

Июньские события  этого года происшедшие в Тель- Авиве  на дискотеке в Дельфинарии  печально “прославили” нашу школу.

В теракте погиб двадцать один человек. Семь учеников из нашей школы. Пятерых я знала довольно близко,  учила их. Страшно было принять гибель этих детей, понять, что никогда не увижу их больше.

Накануне в четверг я вела урок,  разбирала контрольную работу, а в пятницу  э т о  случилось. Перед глазами лица двух подружек,   неугомонных  хохотушек, ещё не осознавших себя полностью израильтянкими, прибывших в страну менее года. Разговор в четверг мне видится и снится даже. Одной из них я сказала, почувствовав небывалый ранее прогресс: “ Марьяна, я не верю, что ты написала контрольную сама.” Ничуть не обидившись, она попросила: “ Дайте мне ещё контрольную и я докажу.” Её готовность, а в дальнейшем и сама работа меня убедили в том, что мы с ней добились успеха. Я поверила в неё, поверила в себя. Тогда я поообещала, что у неё теперь всё будет в порядке. Но в порядке уже никогда не будет ни в её, так трагично оборвавшейся жизни, ни в жизни её семьи, ни в моей...

Пострадавшие дети почти все из “ русских” семей. Дискотека была для них, новоприбывших, ещё малоустроенных,  для девчонок бесплатно. А развлечения в Израиле такие дорогие, вот и слетелись,  как мотыльки на огонёк...Тогда  впервые израильтяне увидели сколько проблем в наших семьях, отсутствие не только материального благополучия, но и одного из родителей, болезни и т.д. В одной семье погибли две сестры, остались мама, маленький брат и парализованная бабушка...Я каждый раз очень тяжело переживаю теракты,  а когда это просходит с твоими близкими...Наша школа -это большая семья. В субботу транспорт в стране не ходит, но все учителя  утром уже были в больницах,  бросились предлагать помощь, кровь, присутствие. Долго не вывешивались списки погибших, надо было из груды изуродованных тел отыскать живых. В этот же день в субботу в школу пришли  учащиеся, родители, учителя. Горели свечи. Мы все ходили в обнимку, видимо так было легче... составили свой список  посещения на лето  родителей погибших учеников. После шока наступает самое тяжёлое- осознание того, что произошло. Нашу школу не оставили без внимания. Её посетили  президент и  премьер страны, представители иностранных посольств и даже генеральный секретарь ООН.  Они все выражали соболезнование, а ещё отвечали на недетские вопросы наших учеников, ответы на которые те не могут найти в своих учебниках...