Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

Господин Учитель.

 

Господин Леези, вам директору французского лицея, конечно знаком, модный нынче, термин - keelekümblus (глубокое погружение), я имею ввиду метод изучения иностранного языка. Вам, самим, как я знаю, пришлось познакомиться с этим обучением вовсе не  добровольно?

Это было 25 марта 1949 года, когда меня на девять лет кинули в это “глубокое погружение”, прямо в вагоны и в Сибирь. Там, кроме нас, эстонцев, разделили общую судьбу и русские и поволжские немцы,

и латыши и другие “добровольцы”. Оттуда мы вернулись диссидентами, попав в страну большевиков, где даже дети были

“красными”. Моя мама, учительница, помогала мне преодолевать все трудности, в том числе и языковые. Может, благодаря Сибири, как ни странно это звучит, у меня, Сааремского паренька, сформировалось другое восприятие мира, шире и  глубже что ли, чем у обычного островитянина.

Как у Сааремааского мальчишки  родилась вдруг страсть к французскому языку?

Я инфицирован этим вирусом через роман Льва Толстого ”Война и мир”. Герои романа, как правило, говорили на нескольких языках, я был удивлён и решил заняться своим образованием. После окончания школы поступил в Тартуский университет. Французская литература, кино, шансонье не прошли бесследно, оставив глубокий след на нашем поколении.  А учителем я хотел быть всегда, так что после завершения учёбы стал преподавать французский язык и если  бы не мой окончательный выбор в пользу педагогики, то наверное мог стать и неплохим юмористом, такая возможность у меня тоже была.

Ваша юность прошла в общем-то в закрытом обществе,

каковы были первые впечатления от встречи с “живым”французским языком и когда это произошло?

Вначале у меня действительно был искуственно выученный язык, стандартные фразы, зазубренные блоки, обороты, вначале я всё время переводил в голове. Первый опыт общения произошёл в Таллинне сразу после окончания университета в качестве переводчика на

Международном турнире по шашкам. Но я лелеял мечту о Париже и она осуществилась в 1973 году, по линии “Спутника” меня включили во всесоюзную группу филологов. Мой Париж оказался таким же, каким был в мечтах.

Прошло почти трицать лет как я преподаю французский  язык. После возобновления лицея, а он был закрыт почти пятьдесят лет, меня пригласили  на должность директора. Я не сразу дал согласие, решил посоветоваться с мамой, она ведь у меня педагог. Поехал на Сааремаа.

Она мне сказала: “ То, что тебе предлагают, очень  тяжёлая и ответственная работа и я тебе не советую, но если твой патриотизм по отношении к профессии до того окреп, что ты не можешь вести иную жизнь вне стен этой школы, то соглашайся.”

Ваша школа слывёт элитарной, в чём это выражается?

 

Здесь очень много компонентов и я согласен, чтобы называли элитарной школу ту, которая даёт реальное, истинное образование. У нас муниципальная школа, нет никаких взносов, государство обеспечивает  нас точно так же, как и всех других.  Школьное здание построенное в 1937 году в стиле функционализма, в самом центре города,  не только одно из самых красивых построек в Прибалтике, оно  имеет очень славное прошлое. Выпускники лицея -  лучшие представители интеллигенции Эстонии. Воссоздавая эту школу, я не мог опускать планку ниже, нужно соответствовать своему прошлому.

А трудно поступить в ваш лицей?

 

Каждый имеет право, но мы в отличии от других школ, набираем второй класс. Ребёнок должен уже уметь писать и читать на родном языке,  ибо ему предстоит очень большая нагрузка - три иностранных языка! Нашим детям нужно  чуть больше трудиться, чем другим. Да, можно сказать, что школа  элитарная, но в то же время, эта очень тяжёлая школа. И  вот такой труд, добавочное напряжение сопутствует элитарности.

В некоторых школах теперь не изучают русский язык,  а у вас он в программе?

 

Конечно, и открыли мы школу девять лет назад уже с русским.

В первый год обучения  вводим  французский, потом русский, чтобы малыш привык к кириллице, и только потом, в третий год мы предлагаем английский. Мы готовим интеллигенцию, вот моя цель.

Сейчас модно провозглашать, что мол мы должны подготавливать молодёжь к жизни, чтобы они могли конкурировать на рынке труда.

Но у нас иное, я готовлю интеллигенцию, и ни о каком рынке, ни о какой конкуренции слышать не хочу, хоть убейте. После лицея  поступают на медицинский,  на юридический,  на экономику -мир открыт для них, а  иностранный язык -это только инструмент, орудие.

Кажется, что вы человек несовременный, в каком веке вам бы жилось комфортнее?

 

Да, вы правы, эта современная жизнь  не  по мне, как будто я родился не в то время, попал не на ту планету. Может, моё время где - то между двумя Мировыми войнами, а может, я лучше ощущал бы себя гражданином первой Эстонской Республики. Не  нравятся мне все эти учреждения, эти люди, которые без оглядки распоряжаются нашими судьбами. И чиновники и идеологи какие -то одинаковые, как были в коммунистическое время, тот же тип, то же мышление, вот уже и толстеть начинают, этакие “ paksud.” Всего прошло немного времени, а они опять развелись, довольные и сытые, это “paksud” чуть не провалили компанию против национального музея изобразительного искусства. Произведения талантливейших эстонских художников пылятся в погребах, где к ним нет никакого доступа,  нация не имеет возможности видеть  произведения своих художников!

Вот он реальный показатель культуры, какой срам!

Встречаете ли вы тех, с кем прошло детство в Сибири?

 

Когда я вернулся из моего “ детства”, мне было всего двенадцать, но все те, кто там побывал приобрели иммунетет против зловещей заразы -национализма,  мы, жертвы того режима страдали  одинаково, и эстонцы и русские, точно так же, как и остальные. Я не со всем согласен, что у нас сейчас происходит в отношении других национальностей, нельзя унижать человека.

Неужели нужна общая беда, чтобы люди сплотились?

В истории всегда так было, вспомним хотя бы Столетнюю войну, когда народ пошёл за Жанной  Д”арк. А когда наша Певческая революция здесь произошла,  мы вышли на улицы и встали в цепь, со мной рядом и русские были. Это было так недавно, неужели забыли?  Стояли и отстояли, а свобода досталась не всем.

Но всё же детям нашим повезло, они получили в наследство не тоталитарное государство и  будущее в их руках.

Что вас волнует в современных подростках, как учителя?

 

Против того, что мы делаем общими усилиями в школе, как ни странно это звучит, выступает само общество. В три часа за ребёнком закрываются двери лицея и его на железном заборе, словно вороны, поджидают диллеры и соблазняют дурманом. Потом  он идёт домой , включает телевизор и ему предлагают низкопробные, агрессивные, антихудожественные программы. Книгу вытесняет компьютер, но пройдёт десять - пятнадцать лет и он войдёт в свою нишу, как в своё время  лопата или утюг,  всего лишь необходимый инструментарий, помогающий человеку выразить себя, облегчающий его быт. Не появятся в статье новые гениальные мысли только потому, что её отпечатали на компьютере. Моё мнение, что сейчас придают некое сверхценное значение появлению компьютера.. “ что-де грянет  новое время, новая эпоха информатики.” А где же тогда эта “новая  генерация” сверхразвитых людей, ведь там, на Западе уже давным - давно всё это появилось, внедрено и было доступно. Какие плоды это принесло, где та страна, в которой люди достигли невиданных высот, в которой информатика произвела переворот в мышлении.

А книга никуда  не пропадёт, всегда во все времена были те, кто не читал. Правда, было время, совсем недавно, когда много покупали, но не читали. Высшая интеллигенция весьма незначительная часть населения, это явление  всегда в меньшинстве. Умные люди не очень активны в политическом смысле, наверх они не попадают, чтобы туда попасть нужна наглость,  несовместимая с интеллигентностью

Голос глупых всегда громче, поэтому мы и слышим их бредовые мнения, что исчезнет книга, что наступит конец старой культуры, что новая цивилизация переместится вся в интернет.

Нашим детям трудно разобраться во всех премудростях и задача учителей помочь, научить мыслить, образовать...

В жизни человека очень важен образ первого учителя, не менее важен любимый учитель. Хочу пожелать, чтобы вам никогда не было совестно за своих питомцев, а они, вспоминая свою школу,   с гордостью бы  говорили, что ученики ЛАУРИ ЛЕЕЗИ.