Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

ОН, ОНА И ПЛОСКОГУБЦЫ…

В Молдавии не было своего художественного вуза и мы вынуждены были обучаться в других местах, и когда я впервые в жизни увидел Таллинн, то понял, что только здесь я могу учиться  профессии – город меня околдовал. И уж совсем не предполагал я, что тут меня ждет судьбоносная встреча…-рассказывает Евгений. Сегодня в витражном салоне Долорес Хоффманн расположилась выставка Евгения  и Вийве  Стерпу.

 

Евгений, считаете ли вы, что художник- это призвание?

 

Не берусь давать однозначного ответа. У меня с раннего детства была страсть к рисованию, сначала рисовал животных, после - танки, пушки, самолеты со звездами и свастикой, устраивал на листе бумаги целые баталии. Впоследствии учился в  кишиневской художественной школе, там мы все считали, что станем Репинами, Суриковыми –на меньшее не были согласны.

 

 

Что вы вкладываете в понятие - хорошая школа? Ведь очень легко в художественной школе загубить индивидуальность, не дать проявиться инициативе.

 

Я с большой благодарностью вспоминаю своих первых учителей, ибо они заложили фундамент профессии, дали ремесло. Закончив  нашу школу, ученики владели техникой, как студенты второго курса института. Учиться мне всегда было интересно, а сегодня я понимаю, что и с таллиннским институтом мне тоже очень повезло и в первую очередь благодаря учителям. Тыну Маранд не только преподавал специальность, но и был  руководителем моей дипломной работы. Я очень уважаю этого человека и мы до сих пор поддерживаем отношения. В те времена в нашем вузе собрались интереснейшие личности и даже такие казалось бы маразматические предметы, как научный коммунизм и марксистко-ленинскую философию профессор Такин умудрялся донести до студентов совсем не из советских  позиций . Именно он тогда открыл мне глаза на существующий строй, на роль партии. Помню его незабываемую лекцию об октябрьской революции, у студентов голова кругом шла. Его задачей в то, непростое время, была сформировать мыслящего человека, он сам прошел советские лагеря и никого и ничего не боялся. Думаю, что не одно поколение студентов с любовью вспоминает и человека энциклопедического диапазона профессора Бориса Бернштейна.  Эстония все же отличалась от всех других республик, сюда собиралась неугодная советскому строю интеллигенция. Михаил Лотман, Давид Самойлов, Сергей Довлатов и многие другие нашли пристанище на этой земле. А вот с Ольгой Кальюнди, преподавателем истории искусства, мы стали друзьями на долгие годы  вплоть до ее безвременной смерти. Она была щедрым и бескорыстным человеком, опекала не только студентов, но и бездомных животных, жаль, что рядом с  ней было так мало любви и понимания.

У вас самих еще нет учеников?

 

Я думаю, что и не будет. Учитель, а я вкладываю в это слово большой смысл – это особый дар, данный лишь избранным. Я боюсь быть слишком строгим, придирчивым…нет, у меня  этот талант напрочь отсутствует, а  мне самому подчас  нужен со стороны глаз, но обязательно дружеский и моя супруга Вийве, тоже художник, очень хорошо исполняет эту роль.

 

А у вас, Вийве, как сложилась жизнь до встречи с Евгением?

 

ОНА. К профессии я пришла уже взрослым, сформировавшимся человеком. На курсе была старше других студентов, все не решалась поступать вовремя, боялась большого конкурса и только после трех  подготовительных лет сдала вступительные экзамены в вуз. У меня всегда была низкая самооценка, еще мне казалось, что художником надо родиться, что его награждает талантом Бог, а не учеба. Но в один прекрасный день я словно сорвала с себя цепи, взбунтовалась против своей  нерешительной и пессимистичной натуры – начала новую жизнь и как подарок за этот поступок меня ждала встреча с Евгением…

 

Каждый по-своему, наверное, запомнил первую встречу?

 

ОН. После второго курса меня призвали в  армию и, возвратившись в Таллинн, понял, что мастерскую в которой я жил и работал, где еще оставались мои вещи, занял другой человек - прекрасная дама по имени Вийве. Пришлось мне, горемычному, перебираться в подвальное помещение, но я стал часто наведываться к моей соседке то за плоскогубцами, то за молотком…

 

ОНА. А я все думала - ну что это за мужчина такой, у которого нет  нужных для профессии инструментов, у меня, женщины, они всегда лежали в сумочке рядом с косметикой.

 

Может, эти просьбы со стороны Евгения были поводом, а причиной посещения стала наша героиня?

 

ОН. Конечно, каким-то необыкновенным мне казался этот человек и вызывал большой интерес.

 

ОНА. Джику, ой! (Евгений это ведь русский вариант, а есть еще и эстонский и, конечно молдавский)  тоже казался как бы из другого мира. Я ведь придумала образ мужа, а тут совсем другой человек, моложе меня, разговаривающий на чужом языке. Но вначале мы стали  очень близкими друзьями, он дал мне силу и уверенность.

 

А как родители отнеслись к вашему союзу?

 

ОН. Наверное, не с большой радостью, я же из крестьянской семьи, а у них все же мышление чуть другое - женщина должна держать дом, хозяйство, иметь много детей, -  стереотип, выработанный веками. Но мои родители понимали  также, что их сын всегда был неуправляем, свободен в выборе.

 

ОНА. А я понимаю, как им тяжело - сын ушел от них не только к  чужой женщине, он уехал надолго и далеко от своего дома.

А моя мама, она уже давно поняла, что я взрослая девочка.

 

На каком языке вы общаетесь?

 

ОН. У нас за двадцать лет совместной жизни друзья стали общими и с теми, кому трудно говорить по-русски, я говорю по-эстонски, а дома с Вийве общаемся по-русски, с нашими кошками я стараюсь говорить по- молдавски, родной язык нельзя забывать. Я остаюсь гражданином Молдавии, чтобы не создавать себе визовых трудностей для поездок на родину.

 

Как вы относитесь к такому понятию, что Художник должен быть голодным?

 

ОН. Я не знаю, кто придумал такое, но я постоянно пытаюсь переубедить людей, что это чушь. Художник не должен быть нищим и голодать, ибо когда мысли заняты поиском пищи, вдохновение не придет…

 

Что для вас деньги?

 

ОНА. Я думаю, что люди зарабатывают деньги, чтобы жить, а художник зарабатывает деньги, чтобы работать. И заработав деньги,  он снова идет покупать краски, холсты, рамы и т.д.

 

Как часто вы делаете картины на заказ?

 

ОН. Я не люблю такую работу, она привязывает, ты чаще вынужден думать о заказчике и его вкусах, о сроках, чем о самой картине.

 

ОНА. Приятнее дарить картины. Недавно мы сделали такой подарок нашим друзьям на свадьбу. А как -то у нас были гости, мама с двумя мальчиками, у которых аллергия на шерсть животных, а они-то их обожают.  Я подарила им свою картину с кошкой, радость была огромная.

 

Откуда вы черпаете свои впечатления?

 

ОНА. Я люблю животных, природу, наблюдаю за людьми, их эмоциями, они меня никогда не перестанут интересовать.

 

ОН. Материал всюду. А красота рядом, ее только надо увидеть, быть готовым к встрече с прекрасным.