Get Adobe Flash player

После двадцати

(Монолог актрисы)

Вы наверное редко встречали такую идиотку, как я. Итак, перед вами экземпляр серости и скуки, обыденности и однообразия. Ой, пожалуйста, не смотрите на меня с сожалением, я себе сама очень нравлюсь, и если бы вы набрались терпения услышать бред старой девы, то уверяю, в конце повествования, я вызову у вас другие чувства. Вы станете мне завидовать, да, да… в моей прошлой жизни бывали такие крутые виражи, что дух может захватить у любого смельчака.

Ну как, уже сгораете от нетерпения? Ладно, умоляю, только не прерывать, я даже разрешаю вам поспать, ну это уж на крайний случай, конечно. Как видите, лет мне немало, а если быть точной, шестьдесят девять, бросьте ухмыляться, я чувствую, что не поверили… восемьдесят четыре… было три года назад.

Спасибо, я знала, что этой цифрой вызову у вас восторг, но не такой бурный, милые, глаза мои еще умеют различить фальшь, вернее, оттенки ее. Пожалуйста, налейте себе чего-нибудь, это поможет нам унестись в далекое прошлое, оторваться от кресел… А вы очень любезны и проницательны, молодой человек, откуда вы узнали, что именно это мой любимый напиток – да, я обожаю красное терпкое вино… странно, что вами руководило?

Ну, не буду отвлекаться, хотя это страшно забавно…

Я была неуклюжим подростком с комплексами, высокой, расположенной к полноте. Взрослые, не скрывая, убеждали, что в моем некрасивом лице только зеленые глаза и белые зубы могли бы у кого-нибудь вызвать интерес. О, слепцы, этого было достаточно, даже чересчур. А за последнее лето, на месте маленьких чувствительных бугорочков, взошла крепкая крупная грудь, отвлекая окружающих и останавливая идущих. Но еще не скоро я почувствовала, что получила в арсенал серьезное стратегическое оружие.

Представьте, наивная, скромная, и взгляды мужчин приводили меня в замешательство и смешили. В четырнадцать меня впервые поцеловал мальчик, но ничего, кроме тошноты, этот мокрый поцелуй не вызвал.

Не стесняйтесь, дорогие мои, смейтесь громко, ведь среди вас нет дуры, которая в таком позднем возрасте уже не ощутила бы страсть. Тогда я поняла, что у меня есть отклонения, и мужчины почему-то не привлекают меня. Это ж надо, после единственной попытки сделать столь жуткие выводы!

Тем роковым летом, гостил у нас в доме кузен – маленький шестилетний родственник, который очень привязался ко мне и исполнял роль хвостика или, вернее, собачки, бегая за мной. Нашей любимой игрой были прятки, и мы, меняясь, прятались и искали друг друга. Много ли мест, где можно спрятаться в обычной городской квартире. Но однажды, я дольше обычного не могла отыскать моего кузена, обыскав все известные нам места. Уже отчаявшись, я услышала тихий призывный шепот:

– Я рядом, – маленький сорванец залез в чемодан и я вмиг отыскала его.

Мы катались по полу и визжали от восторга… и вдруг нечаянно он дотронулся до моей взрослеющей груди. Там на полу, впервые я ощутила свой пол. Абракадабра получается, правда? На полу – пол. Но это так.

– Еще! – попросила я брата и положила его пухлую ручку себе под кофту.

– Какая теплая!

– А хочешь ее поцеловать? – со страхом спросила я.

– Хочу.

Я расстегнула пуговицы, и на малыша уставились два розовых оттопыренных шара.

– Как красиво! – восторгался мальчик, играя и лаская откликнувшуюся грудь.

– Ты мой кудрявый ангел, – целовала я детские глазки и невинный ротик. – Только никому не говори, это будет нашей тайной, ты умеешь хранить тайны?

– Еще бы, а можно когда-нибудь еще поиграть с твоими мячиками, – заговорчески произнес братишка.

Вечером, лежа в постели, я c восторгом вспоминала прикосновения мужской руки, пусть и детской еще.

Боже мой! В какую же даль заносит иногда старух. Налейте-ка мне еще! Как бы то ни было, я открыла тогда себя, и уже с тех пор ходил по земле не угловатый подросток, а женщина, жаждущая любви.

Спасибо тебе, мой ангел, а может тебя и вовсе не существовало, лишь мое воображение. Нет, даже сейчас я вспоминаю, что не один мужчина не смотрел на меня с таким восторгом и упоением, как тогда он, в далеком прошлом. Вижу, вижу ваши взгляды, чувствую, что хотите узнать, встретился ли на моем длинном пути кудрявый ангел. Терпение!

Не я ли обещала вам увлекательное путешествие? Разбуженная и растревоженная, я замерла в томительном ожидании. Воспитанная в строгих традициях, не могла же я бросаться на каждого, кто останавливал на мне взор. Я всегда помнила разговоры взрослых, что красотой не блещу, и женихи до сих пор не выстроились в очередь у моего порога. Все это вызывало обиду и рождало протест.

Ах, как быстро мчатся годы после двадцати! В пятнадцать, семнадцать ты хочешь казаться взрослой матроной, и только после того, как перешагнешь дату полного созревания, с жуткой паникой просыпаешься по утрам, отмеривая уже месяцы, а не годы. Рост мой обгонял все параметры, руки и ноги никак не желали остановиться от бешеного темпа. Пожалуйста, я могу описать вам себя: облик мой не соответствовал эталону сегодняшней соблазнительной красотки. Помните, я вам говорила о зелени глаз. Теперь их обрамляла чудовищная, рыжая копна вьющихся волос и длинный, крупный нос, нет, длинный, не спорьте, он ведь не уменьшился с годами. Движущаяся рыже-зеленая каланча. Воображаете? Конечно, это все на любителя. Ха-ха-ха!

– Мой маленький кузен, найдется ли еще в моей жизни чудак, прельщенный такой необычной особой, – в отчаянии думала я.

В те годы я работала на телефонной станции. Видимо недостаток собственных впечатлений требовал подпитки со стороны, вот почему выбор пал на столь необычное занятие – я соединяла людей. И о, грешница, сблизив их, я не отключалась, а замирала, затаив дыхание, прислушиваясь и живя чужими жизнями.

О, Боже! Сколько разбитых сердец, как мне хотелось крикнуть:

– Прекратите, не мучьте друг друга!

Но я лишь молчала и страдала вместе с ними. Однажды я все же не выдержала и вмешалась, слава Богу, женщина уже повесила трубку.

Этот, ничем не привлекательный, даже некрасивый парень, задержал меня на работе на целых пятнадцать минут. Закончив разговор, еще долго он не выходил из кабины, оставаясь сидеть на стуле.

– Молодой человек, не надо отчаиваться, – выпалила я. – Посмотрите вокруг, сейчас вам больно, обидно, но время излечит.

Он даже не понял, кто я, и почему с ним говорю. Нет, не подумайте, что я преследовала клиента, просто нам было по пути. А дорога шла вдоль берега озера, взгляд на который устремил несчастный молодой человек.

– Давайте лучше присядем на скамейку, – пыталась оттащить я его от воды.

– Чего вы ко мне пристаете, идите своей дорогой.

– Я действительно внушаю вам омерзение?

– Вы? – остановил наконец он на мне свой взгляд. – Вы чертовски хороши!

– А вас не смущает мой рост? – встала я рядом с ним, ощутим, что мой знакомый гораздо выше меня.

– Рост? – переспросил он.

– Нет, – моментально сориентировалась я. – Нос. Вам нравятся длинные носы?

– Посмотрите на мой, – рассмеялся незнакомец, в этом состязании вы мне не конкурент.

И действительно, на его некрасивом лице отчетливо выделялся крупный нос.

– А вы похожи на русалку, признайтесь, ведь вы живете там, – показал он на глубину озера. – Возьмите меня туда! Да, понял, вы русалка, а глаза, словно эта зеленая вода.

– Как вы догадались!? – подхватила дурацкую игру. – Ну что ж, тогда плывите за мной.

Скинув одежду, я нырнула в манящую зелень воды, и спустя мгновения, услышала тяжелые всплески.

– Какая ты! – почувствовала я вновь забытые восторженные прикосновения.

Вот тогда я казалась себе самой желанной, самой красивой, каждая клетка длинного тела дышала любовью.

О мужчины! Вы способны превратить безобразное в шедевр красоты. Посмотрите вокруг, сколько еще невостребованной любви!!! Какие потухшие взоры, сколько некрасивых лиц, как мы зависимы от вас, черт побери! Вам дико это слушать от старой развалины, вот-вот готовой рассыпаться в прах, но, поверьте, меня совсем не оскорбляли похотливые взгляды, я, скорее, ощущала, что желанна, разве это не прекрасно! Что за ханжество скрываться от жизни…

Нет, семьи я так и не создала. Есть женщины для очага, а существуют и другие, и пусть на меня не обижаются, но те, другие, в числе которых была и я, иной раз счастливее, чем наши обремененные бытом и детьми подруги. Скажите, способны ли вы мне привести примеры благодарных детей! То-то, а у меня нет комплекса наседки, не сумевшей высидеть птенцов.

Как я вам говорила, после познания себя, жизнь моя приобрела цвета, а сама я источала, очевидно, такие сильные запахи молодости и свежести, что привлекала все живое вокруг. Боже упаси, я не была вульгарной, но уже и рыжей каланчой никто не мог меня больше обозвать, скорее уж рыжей… бестией. Я понимаю, как вам должно быть смешно слышать от груды костей лестные отзывы о себе. Но это было, ей Богу! Молодой человек, я вижу вы хотите налить божественное вино, у вас просто потрясающая интуиция исполнять желания дамы. Что? Вы еще хотите и выпить со мной? Браво! О Боже! Что еще нужно для счастья – терпкое красное вино, разгоняющее кровь, и мужчина, подающий его. Какая красивая круглая цифра шестьдесят, но не для нас, правда дорогие дамы?

Я дала объявление в газете, что жду всех, кто хочет поздравить меня! Ах, как я волновалась, ведь многие помнили рыжую бестию, источающую энергию, толкающую мужчин на подвиги и безрассудство…

Бедные мои мужчины, почти все они пришли с женами. Располневшие и обрюзгшие рыцари, вели под стать себе важных и дородных матрон. Они искали виновницу торжества, голодными глазами рыща по заставленных праздничными кушаньями столам.

Моя душа замерла от страха и нетерпения. Поверьте, я много средств и времени потратила для этой минуты, и вот она приближалась. Если уж говорить начистоту, вся моя жизнь – это жестокая схватка со временем… Боже мой, каких только взглядов я не увидала на лицах гостей: восторженных и завистливых, любопытных и льстивых, негодующих, да… и такие долетали до меня… ну что поделать, мы, женщины, так чувствительны. Среди них особенно выделялась парочка неуклюжих провинциалов, с отменным аппетитом пожирающая пищу. Каким путем они очутились здесь, вызывая лишь насмешку и пересуды? А умора-жена, – просто карикатура из комических журналов. Может, они завсегдатаи банкетов, где нет пригласительных, и люди таким образом имеют возможность вкусно отобедать… Ну что ж, приятного аппетита всем вам!

Чего во мне нет, и я так и не приобрела, это злости… она не украшает нас, оставляя лишь следы на лице… и в душе. Мне нравились мои гости, мои раздобревшие мальчики, с их неуклюжими комплементами. В тот вечер я прощалась не только с ними, но со своей юностью, которая благодаря им была такой длинной. Проводив гостей, я с удовольствием сбросила модные туфли на высоченном каблуке и освободилась от облегающего, словно сама кожа, платья.

Оставшись в нижнем белье, я почувствовала, как усталость стала заползать и проникать во все части тела.

– Тебе налить? – послышался мягкий шепот.

От неожиданности я растерялась, и предложила:

– Налей.

– Но сначала найди меня.

– Чертовщина какая-то! Я так устала! Я старая, больная женщина должна ползать по ковру в поисках нарушителя спокойствия…

– Подскажите мне, – умоляюще попросила я, комната такая большая… а хотите я вас угощу?

Но молчание становилось столь зловещим, что я вдруг забеспокоилась.

– Вы случайно не пришли меня убить? В таком случае я оденусь, чтобы меня нашли в приличном виде.

Вдруг из-под стола выполз толстенький лысый человечек и смешно ткнул маленьким пальчиком в мою грудь.

– Можно мне поиграть с твоими мячиками?

Мы катались по полу, визжа от восторга, давая подзатыльники и щиплясь, одаривая друг друга драгоценнейшими воспоминаниями детства.

– Мой кудрявый ангел, – целовала я лысую вспотевшую голову.

– Девочка моя, девочка моя, – шептал он, осыпая меня невинными поцелуями.

А почему никто не смеется? Давайте выпьем! Где мой молодой человек? Так за что? За мой день рождения? Ах, как быстро бегут годы после двадцати… Спасибо, мой рыцарь за вашу руку. С такой поддержкой я вмиг доберусь до своей комнаты. Нет, что вы, я совсем не устала, просто чуть растревожилась воспоминаниями, вот мы и пришли, вам нравится моя обитель? Вы очень милый мальчик, наверное у вас куча поклонниц, они ждут вас… Что? Вам интересно со мной?.. Ой, не смешите меня, а то я расплачусь и буду совсем непривлекательной…