Get Adobe Flash player

Подружка

Вчера Лялька всех ошарашила, вернее то, что она сообщила оглушило, сразило наповал… она собралась замуж за опустившегося, грязного бомжа, пропойцу. Наша Лялечка, умница, чистоплюйка, всегда знающая ответ на любой вопрос, обаятельная с потрясающей фигурой и чудесным голосом подружка, клеймящая нас позором за выкуренную сигарету и бокал вина, приносит себя в жертву жалкому спившемуся бродяге.

– Может ты беременна? – с отчаянием спросила ее умудренная опытом Галка.

– Пока нет, но мы очень хотим детей.

– Лялечка, ты в своем уме? – завизжала Ася. – Подумай о наследственности.

– Девочки, – как-то слишком взросло начала Ляля, – я ведь не советоваться с вами пришла. Приглашаю познакомиться с моим будущим мужем.

– А как же родители? – уже совсем робко промямлила Галка.

– Им пока ни к чему видеть зятя в плохой форме.

Мы приготовились к самому худшему… Удивительно, но Алик произвел на нас тогда довольно приятное впечатление. Высокий, с пышной шевелюрой темных волос и большими печальными глазами.

– Отмыла, приготовила на смотрины, – ядовито прошептала Ася.

Ведь мы уже были наслышаны о нем разных страшных вещей: что он неоднократно лечился в псих диспансере, что якобы даже сидел то ли за хулиганство, то ли за воровство, был завсегдатаем пивных, сборщиком стеклотары, побирался и бомжевал… Странно, его внешность и манеры совсем не соответствовали слухам. В вечер знакомства на столе были только сладости, видимо заведомо Лялька решила не ставить ни закусок, ни спиртного… Жених умело и красиво ухаживал за гостями, разливал в пиалы чай, заваренный своим способом, ублажал умными речами.

– Ну как? – застыл вопрос в Лялькиных выразительных глазах.

– Вообще-то классный мужик, – одобрила Ася. – Жаль, что с изъянами.

– Не робей, подруга, перевоспитаем, – продолжила я.

– Чересчур красив, опасен для окружающих, – балагурили девчонки.

– Девочки, алкоголики не бывают бабниками, – шутила, выставляя нас за дверь, отважная Лялька.

Прошло полгода, мы, боясь сглазить, радовались счастью подруги. Их комнатка в коммуналке стала уютнейшим гнездышком, начали появляться и признаки благосостояния: телевизор, магнитофон, картины украшали стены. Алик понимал толк в красивых вещах. Чем он занимался, мы не могли догадаться, а надоедать нудными вопросами счастливой подруге было неловко. Так получилось, что мы все в течение года обзавелись семьями и самым образцовым мужем оказался непутевый Алик.

На Новый год наша пара объявила о новом событии – они ждали наследника. Время прошло быстро, уж год их замужества давно позади, а Лялечку прихватило раньше срока и пошла она в больницу на сохранение. Первый раз за год оставляла без присмотра мужа, и когда мы пришли проведать, как-то стыдясь и улыбаясь, сказала:

– Девочки, вы уж не оставляйте, моего, одного… нет, я не боюсь… но он такой домашний, привык к семье, столовку больной желудок не принимает.

– Шефство возьмем над твоим красавцем, закормим, занежим, не переживай, подруга.

– Вот жена! – восторгались мы, идя домой.

На звонки Алик не отвечал и дома его мы не могли застать. Больше к Ляльке в больницу он не пришел…

– Может беда случилась, девочки, – застонала она. – Его надо разыскать…

И через день с распухшим животом, в больничном халатике пустилась на поиски мужа.

– Чувствует сердце мое, что беда… знает, ведь, что я в больнице… не похоже на него, он такой преданный.

– Лялечка, – едва слышно, шепотом прошептала Галка, – а может он того… с рельсов сошел…

– Запомни, – закричала Ляля, – он не алкоголик!

А спустя мгновение, сидя с опущенной головой, сказала:

– Да я по всем адресам его старым проехала, нигде не показывался, может скрывают сволочи…

Через неделю родилась Дашенька, а Алик все не появлялся… Ляля не говорила о муже, не разрешала это делать нам, и даже рождение дочурки не смогло успокоить ее. Время для тех, кто не ждет, летит быстро… Для Ляльки месяц вылился в год… и в одну из бессонных от кормления ночей, ввалился пьяный, грязный, вонючий супруг. Она  не стала упрекать, выяснять отношения, обняла, расплакалась и закатила рукава на великую борьбу с непутевым. Отмыла, постригла, накормила, а наутро вызвала такси и, лаская, уговорила лечь в больницу… Пройдя курс лечения, появился на свет прежний заботливый супруг и счастливый отец маленькой Дашеньки. Только на этот раз срок счастья был гораздо короче. Через месяца полтора его принесли почти раздетого и избитого собутыльники, он был агрессивен, требовал водки… Наутро, рвался куда-то на улицу, но серьезная Ляля, спрятав всю одежду и остатки спиртного, закрыла супруга в квартире спать, а сама с дочкой пошла гулять в сквер…

Возвратившись, встретила у подъезда соседку, и та рассказала, как Алик выпрыгнул в одних трусах со второго этажа и сломал ногу. Нашла в больнице, привезла домой, он плакал, каялся, целовал руки, просил прощения… Лялька гладила его по голове и успокаивала.

– Ничего, вылечу я тебя, не отдам так просто…

Она его доставала из пивнушек, забегаловок, он удирал на поезде, убегая от ее опеки, распродав последнее нажитое добро, а она летела к нему на самолете, поджидая на перроне вокзала.

– Поедем домой, милый, – Дашенька ждет.

Он покорно подчинялся, но слабели воля и разум, их все больше съедал огненный змей, расшатывая нервную систему и превращая когда-то доброго верного мужа в безвольное животное.

Как-то Лялька объявила нам, что уезжает на прием к одному знаменитому эскулапу-психиатру. Она присутствовала на всех сеансах, держа супруга за руку, словно ребенка, и кого она любила тогда сильнее, не могла сказать. На этот раз медицина одержала победу и больной излечился, превратившись в заядлого трезвенника. Только теперь он был одержим другой навязчивой идеей – решил отрезвить все общество, и его пациентами стали мы, выслушивая лекции на темы: борьбы с алкоголизмом, водки и импотенции, алкоголя и наследственности… Радовалась ли этому Ляля? Каждый прожитый день был счастьем. Выросла Дашенька, даже не подозревая, какие бури пронеслись в ее раннем детстве. Жизнь была стабильной и не предвещала штормов. Она любила своих родителей, боготворила отца…

Прогуливая как-то в парке с одноклассницей урок физики, увидела его… целующимся с какой-то девушкой… Не могла сдвинуться с места, смотрела и не в силах была оторваться от чудовищной картины. Это был отец, сомнений не было, но кто рядом, разобрать не смогла.

– Дашка, идем, неприлично подглядывать, а девчонка, дура – не могла что ли, найти молодого кавалера.

– Ага, – согласилась девочка, – знаешь, чего-то голова разболелась, пойду домой…

Сказавшись больной, легла в постель, а вечером пришел отец и принялся заботливо ухаживать за дочкой.

– Слава Богу, он меня там не заметил, – облегченно вздохнула Даша. – Ну как жить дальше… мама его так любит, буду молчать.

Задача оказалась не из легких и совсем не под силу двенадцатилетней девочке.

– Неужели мама не чувствует, что он обманывает, – засыпала и просыпалась с этими мыслями повзрослевшая Даша.

Ляля не только видела, она давно ощутила холодность мужа, но по созданной в далекой молодости теории, что пьяница не может быть гулякой, отнесла остывший пыл супруга все к тому же разрушительному алкоголю. Она никогда не жалела ни сил, ни денег на здоровье мужа и даже теперь, провожая его в санаторий на юг отдала последние деньги, сунув в карман пиджака.

– Мы выкрутимся, а ты там один, не жалей на себя, лечись.

Алик ехал на этот раз не один, и ничуть не смущаясь дополнительным деньгам, поцеловал своих провожатых.

– Я очень буду скучать…

Он звонил, писал письма, рассказывал о чудесном отдыхе и лечении, беспокоился за своих близких. Лялька была на седьмом небе, ее добытые тяжелым трудом деньги не пропали даром, муж укрепляет здоровье и силу. На этом же курорте отдыхала наша Галочка с мужем и, вернувшись, в ужасе рассказала, что Алик уже месяц не расстается с какой-то молодой женщиной, выглядит счастливым и беззаботным. Мы решили молчать, как и бедная Дашенька, не разрушать идиллию Лялькиной семьи.

– Может это просто случайность, интрига, летний роман. Он видел тебя? – пытали запуганную Галку.

– Да, конечно, даже пытался поздороваться.

Потом на Лялькин адрес пришла открытка, даже не вложенная в конверт. Он писал, что не вернется и что у него уже четыре года другая женщина. Письмо получила Дашенька, и перед тем, как отдать маме, решила посоветоваться с нами, ее подругами.

– Что будем делать? Мама не перенесет. Скажем, что заболел, необходимо длительное лечение, тогда она будет ждать, правда, – заставляла нас принять решение девочка.

Прошел месяц и два, мы не смели поднять глаза на отчаявшуюся подругу. Спустя полгода, она получила письмо от мужа. Он жаловался, что очень болел и сейчас надеется только на любимую Ляльку. Только она сможет опять поставить его на ноги. Скучает, любит их, все остальное в жизни чепуха.

– Что делать будем, дочка?.. Жалко отца, он ведь больной человек, – плакала мать. Скажи что-нибудь, доченька, только не молчи, нельзя быть жестокой, мы же люди…