Get Adobe Flash player

МОИ БЕСЕДЫ И ИНТЕРВЬЮ:

ЧИТАТЬ...

 


 

КНИГА "ЗАТАИВ ДЫХАНИЕ"

ЧИТАТЬ...

 


 

РАДИОСПЕКТАКЛИ:

СЛУШАТЬ...

 


 

МОИ ПАРТНЕРЫ:

 

 

Каждая встреча для меня -это большой дар.

 

Было пасмурно и дождливо, надоевшая зима никак не хотела уступать приемнице ее законные права. Я шла на встречу с известной певицей 70-х, как на свидание со своей юностью.  Вы, наверное представляете, какие чувства могут волновать человека в такие минуты...время беспощадно, все мы - кумиры и поклонники тех далеких дней и т.д. Молодая и красивая, ожидавшая меня под ярким зонтиком Хейди Тамме, прервала мои грустные размышления: “Какое же это счастье встречать весну, правда?”

Госпожа Тамме, тут беседуя с вами у меня закралась одна мысль “Не  может быть, чтобы такой хорошой русский язык у эстонской женщины был  приобретенный, скорее всего здесь есть давние глубинные русские корни”

Что касается корней, то я до сих пор не могу в них разобраться. Родилась я во время войны в Ульяновске, в России, куда эвакуировались многие эстонцы. Моя мама из Мустве, что у Чудского озера, она - пятое поколение, которое пришли на границу Эстонии и в паспорте записана русской. Отец у меня наполовину эстонец, наполовину немец. И вы знаете, я очень даже  рада, что такое разнообразие корней, видимо соединение их родило меня, как творческую натуру.

Когда вы начали петь?

Ох, видимо задолго до своего рождения. Мама рассказывала, что когда носила меня в животе, в то трудное военное время, часто вспоминая о доме, о родных пела и мечтала, чтобы у ее ребенка была счастливая жизнь. Потом же, в детстве, она стала моим первым зрителем. Бедная моя мама, уставшая, после тяжелой работы, она старалась не уснуть и вынуждена была просматривать мои выступления - я готовилась к карьере балерины и когда меня, к несчастью (а может, к счастью) не приняли, мы с мамой пошли поступать в музыкальную детскую школу.

Ее я окончила с отличием по классу -гусли. Продолжила музыкальное образование на факультете дирижирования, как видите, проделала долгий путь к профессии певицы. Так что, когда я пою, мои руки тоже поют. В консерватории профессора не очень приветствовали мое увлечение эстрадным пением и настаивали на том, чобы я не отвлекалась от серьезной музыки, но переделать мой характер не смогли. После окончания учебы известный композитор Геннадий Подельский пригласил меня в только что созданный ансамбль “Лайне.” В это же время Феликс Мандре позвал работать солисткой в филармонию. Так счастливо начиналась моя карьера! Думаю, что тогда Подельский смог лучше убедить молодую певицу и мой выбор был сделан в пользу его коллектива, этот ансамбль работал очень успешно и был любим зрителями.

 

Имя певицы Хейди Тамме было очень популярно, вас не избаловало бремя славы?

 

Когда я начала петь, то для меня было большим счастьем просто признание, как певицы, а суета вокруг не больше, чем мишура. Я нашла своего зрителя и должна была его не разочаровать. Да, для некоторых молодых людей популярность сваливается внезапно на еще не подготовленные головы и зачастую калечит не только профессиональную карьеру, но и жизнь. Музыка и школа через которую я прошла, помогли понять в жизни многое. Для меня  постижение профессии было важнее, чем быть знаменитой.

 

Актеры и музыканты по- разному отзываются о гастролях, что они для вас?

Кроме напряженной работы это еще неизгладимые впечатления  от пестроты нашей планеты, красот мира, незабываемых встреч с людьми. Я еще ни разу не ездила по миру, просто отдыхая. Нет смысла перечислять те многие страны,  которые я посетила с концертами, наверное легче было бы назвать те, где не была. С Олегом Мельником и Николаем Самохваловым мы делали специальные программы для российских гастролей и пели русские песни. Вспоминаю один случай, когда наше эстонское телевидение не пропустили на гастролях в Крыму из-за столпотворения публики.

 

В то время очень популярны были единственные в СССР эстонские

варьетте,  приезжал народ полюбоваться не только красотами Старого Таллинна, но посетить и эти заведения. Солисткой в некоторых из них были и вы.

Боже мой, какая все-таки неугомонная штука- молодость, я хотела научиться всему. Одновременно я могла выступать на больших сценах, участвовать в записи на радио и телевидении, а по ночам петь и в варьетте. В каждом из этих мест я должна была найти правильную “тональность” звучания и я благодарна судьбе, что у меня в те годы было так много возможности учиться профессии и развить свой талант. Сейчас у молодых исполнителей одна забота - как сделать пластинку и продать ее. Меня часто спрашивают сегодня  молодые коллеги- кто был  моим продюссером, кто “раскручивал.” И я отвечаю: “Меня сделали певицей публика и мои коллеги по сцене с которыми я выступала, это и Уно Лооп, и Георг Отс и Яак Йола, Калью Тересмаа, Тармо Пихлап.

 

Кроме эстрады в каком жанре вам еще довелось работать?

 

В Финляндии в шведском театре я участвовала в спетаклях оперетты, позже в концертах, осмелев, пела классические произведения и видела, что публика меня принимает, и это дало мне уверенности в дальнейшей работе. По молодости не было времени прослушивать свои записи, а сейчас я все чаще к ним возвращаюсь и понимаю, что совсем не стыжусь ни за репертуар, ни за исполнение. Сейчас я делаю акцент больше на педагогическую работу. Много лет назад композитор Уно Найсоо предложил мне попробовать себя в роли педагога на эстрадном факультете в музыкальном училище. Господи, как я испугалась, ведь опыта у меня не было, но с чего-то надо было начинать и вот теперь стаж преподавательской работы насчитывает тридцать лет!  Я  сейчас преподаю в Хельсинки в консерватории на факультете попмузыки и получаю большую радость от студентов, мы вместе что-то изобретаем, разрабатываем индивидуальную методику к  каждому голосу, даже называем некоторые упражнения именами учеников, идет постоянный творческий процесс.  Если человек пришел в искусство, он уже Богом отмеченный талантом, не у всех он, правда, одинаков. Я стараюсь быть с ними честной и это требует большой душевной работы, ведь так легко нанести рану молодому человеку и признать его бесперспективным.

Было бы интересно понаблюдать за вами когда вы смотрите конкурсы Евровидения.

Ой, это наверное кошмарное зрелище! Я очень эмоциональный зритель и пристрастный критик в одном лице, ибо прежде всего хочу  увидеть со сцены интересную личность, не манекен, навязанный  модой шоу-бизнеса, меня должны взволновать и голос и песня, которая не даст забыть себя многие дни после конкурса. Пробиться индивидуальности, выбиться из общего клише -задача не из легких. 

Двадцать лет назад ваш отъезд в Финляндию вызвал много шума, с чем было вызвано это решение?

Сегодня, когда появилось много свободного времени я мысленно возвращаюсь в те далекие дни и не могу однозначно ответить на этот вопрос. Да, был успех, популярность, любовь зрителей, но, видимо еще была молодость и жажда познания мира, который я успела  повидать. Еще я всегда подсознательно  боялась, что мое пение  когда- то себя исчерпает, а желание развиваться, как личности, как певице во мне всегда было обостренно. Я очень благодарна финнам за их гостеприимство, это открытый и добродушный народ. В них гармонично сочитаются казалось бы несопостовимые вещи - они живут по определенной системе, поэтому законопослушны и трудолюбивы, и в то же время удивительно близки к природе, без фальши и цинизма.

Мой сын, воспитанный в этом обществе, владея несколькими иностранными языками очень комфортно себя чувствует и называет себя “человеком мира,” хотя вовсе не отрицает своих эстонских корней.

 

После вашего “побега” было запрещено использовать пластинки Хейди Тамме на радио и телевидении. Тогдашняя власть строго наказывала непослушных, будь -то звезда экрана или эстрады.

 

Да, время запретов, цензуры, свободы перемещения, слава Богу, прошло, и я счастлива, что дожила до него. Но я все равно не вижу на моей Родине счастливых людей, конечно, я отвечаю за тех, кто  рядом, с кем общаюсь, моих сверстников. Я читаю на лицах печать усталости, неуверенности и страха за завтрашний день. Видимо, наше поколение должно вымереть, как когда-то в библейские времена иудейское племя, освобожденное Моисеем из рабства, но не готовое к свободной жизни. Душа человека так хрупка и уязвима, а реалии сегодняшней жизни навязывают бешеный ритм, дурацкий возрастной лимит, а некоторым жителям Эстонии еще и языковый барьер. Понимаете, чтобы все это преодолеть нужен разбег, время - его то “взрослому” поколению как раз и не хватает. Мои приезды в Эстонию сегодня носят характер как бы психологической помощи. Может быть моя музыка, которая была с ними во времена юности очистит их душу и поможет взглянуть на мир не так мрачно. В природе все просыпается - весна и есть надежда.